?

Log in

No account? Create an account
[reposted post]Карл Густав Юнг (1875–1961).
checkered
ukhudshanskiy
reposted by slava_mayskiy
«Разумная аргументация возможна и перспективна лишь до тех пор, пока эмоции не превысили некоторой критической для данной ситуации точки. Стоит температуре аффектов превзойти этот градус, и действенность разума отказывает, на его место приходят лозунги и химерические желания, иными словами, род химерической одержимости, которая, разрастаясь, производит психическую эпидемию. В этом состоянии приобретают значимость те элементы населения, которые раньше, под властью разума, влекли асоциальное и едва терпимое существование.
Подобные индивиды вовсе не представляют собой редкого курьеза, обнаруживаемого разве что в тюрьмах и сумасшедших домах. На всякого явно душевнобольного, по моей оценке, приходится как минимум с десяток латентных случаев. При видимой нормальности их воззрения и поведение находятся под влиянием безсознательных болезнетворных и извращенных сил, хотя до прорыва последних дело чаще всего не доходит. […]
Их душевное состояние соответствует как раз коллективному возбуждению группы, которой владеют аффективные предрассудки и фантастические желания.
В такой среде они оказываются самыми приспособленными, тут они чувствуют себя как дома. Ведь им по собственному опыту знаком язык подобных состояний, они умеют с ними обходиться.
Взывающие к коллективному неразумию, исполненные фанатичной злобы, химерические идеи падают на плодородную почву: здесь говорят те мотивы, поднимается та злоба, которые дремлют у нормального человека под покровом разума и благомыслия.
Хотя число таких индивидов ничтожно в сравнении со всем населением, они опасны как источник заразы, а именно по той причине, что так называемый нормальный человек располагает лишь весьма ограниченным самопознанием. […]
…Мы явно беззащитны перед лицом возможного влияния и психического заражения. Против психической заразы, как и против любых других опасностей, мы можем защищаться лишь в том случае, если осознаем, где, когда и как на нас нападают».


Read more...Collapse )

[reposted post] Тиктинер Анатолий Абрамович, инженер-подполковник, военный строитель
1
jlm_taurus
reposted by slava_mayskiy
"Несколько лет, проведенных в Электрогорске, сыграли большую роль в формировании и расширении моего кругозора как руководителя, пожалуй, даже всего моего мировоззрения. До этой поры, работая только с солдатами, я был полностью изолирован в своей военной среде. У нас с Ниной, если и были знакомые и друзья из внешнего гражданского мира, то это, в основном, были Нинины школьные соученицы и их семьи.

В Электрогорске мне пришлось окунуться в толщу действительно народной жизни. Кроме молодого прораба, лейтенанта Леонида Литвака, и взвода солдат, наш коллектив состоял полностью из местных жителей. Всю неделю я жил в гостинице, а приезжал домой только по воскресеньям. Часто бывал я в семьях моих сослуживцев, по случаю и на праздниках много разговаривал с ними о жизни. Кажется, понял их заботы и нужды, взаимоотношения.

Больше всего меня поражало разделение обязанностей в семьях рабочих. В обязанности Мужа или как говаривали Мужика (это было более распространенное определение) входило: вскапывание огорода и заготовка продуктов на зиму: в основном картошки, квашение капусты, если был поросенок, это забота мужа и заготовка дров и всякие ремонты. В основном, жили рабочие в «частном секторе», то есть в бревенчатых избах. Все остальное ─ женские заботы, включая обязательную работу на производстве, заботу о детях и еще сто забот. Мужики часто мне говорили: «Картошка, кислая капуста и подсолнечное масло в доме есть? Есть! Тогда все в порядке! А баба все остальное сделает сама. Свои деньги имею полное право пропить!»Read more...Collapse )

[reposted post]Mūrkhatāpraśastiḥ -- Laus stultitiae -- Похвала глупости
Candala-Guru
edgar_leitan
reposted by slava_mayskiy


Муркхапурана, Глава о варварах, Сказание о Грете Тунберг

mūrkhapurāṇe mlecchādhyāyaḥ / gretākarmaparvatakathā //

Read more...Collapse )

[reposted post]Почему Путин боится Волкова, или для чего нужно участвовать в выборах?
mmironov
reposted by slava_mayskiy


Каждый раз при приближении выборов поднимается дискуссия, нужно ли оппозиции в них участвовать. С одной стороны, «нельзя садиться играть с шулерами в карты за их столом». С другой, если ничего не делать, то ничего не изменится.

Безусловно, в выборах, точнее, в выборном процессе участвовать надо. Это может выражаться в выдвижении собственных кандидатов, в призыве голосовать за каких-то других кандидатов и даже в кампании активного бойкота.

Для чего нужно участие в выборах? Чтобы зафиксировать реальный уровень поддержки властей. К примеру, в 2000-е годы поддержка властей народом была значительная. На всех выборах кандидаты от партии власти набирали хорошие результаты, а если где-то и были фальсификации, то население это не волновало: «Большинство и так за Путина – это всем очевидно, какая разница сколько ему или его кандидатам в итоге нарисуют». Вспомните хотя бы одни федеральные выборы в 2000-е, до которых не допустили бы сильного кандидата от оппозиции или оппозиционную партию? Наступление на избирательные права (отмена выборов губернаторов, мэров, ужесточение регистрации партий) шло при одобрении или молчаливом согласии населения.

После протестов 2011-2012 гг. ситуация поменялась. Народ вышел на улицы и потребовал прекратить совсем уж наглые фальсификации. Власть немного пошла на попятную, но на тот момент еще не боялась допустить сильных кандидатов от оппозиции до выборов. В избирательном цикле 2012-2013 участвовали такие сильные фигуры, как Прохоров, Навальный и Ройзман. Все они показали достойный результат, а Ройзман даже смог выиграть выборы и стать мэром Екатеринбурга. А Навальный был очень близок к тому, чтобы стать мэром (и стал бы по результатам второго тура, если бы не фальсификации в пользу Собянина с домашним голосованием).

Власти тоже сделали выводы и провели работу над ошибками. Они поняли, что даже применение административного ресурса, дружное голосование бюджетников, потоки черного пиара из федеральных СМИ уже не дают гарантии, что кандидат от партии власти обязательно победит. Поэтому после цикла выборов 2012-2013 сильных кандидатов от оппозиции просто перестали допускать до выборов под любыми предлогами. Против кандидатов от партии власти стали выставлять совсем уж слабых спойлеров. И Собянину на выборах мэра Москвы в 2018 г., и Путину на выборах президента 2018 г. подобрали намного более слабых соперников, чем им же самим на выборах 2013 г. и 2012 г., соответственно.

Однако к 2018 г. популярность партии власти упала уже до того, что они начали проигрывать даже слабым спойлерам. Смотри для примера выборы губернатора Владимирской области, когда победил кандидат от ЛДПР Сипягин или губернатора Хабаровского края, где победил тоже ЛДПРовец Фургал. Оба эти кандидата блеклые, не вели по факту никакой кампании. Фургал даже перед вторым туром сделал заявление, что согласился на предложение действующего губернатора Вячеслава Шпорта стать его первым заместителем (https://www.novayagazeta.ru/news/2018/09/18/145150-v-habarovskom-krae-kandidat-v-gubernatory-ot-ldpr-soglasilsya-na-dolzhnost-zamestitelya). И все равно набрал почти 70% голосов во втором туре.

По состоянию на 2019 г. власть уже боится проиграть даже откровенным спойлерам. Отсюда нежелание всех кандидатов партии власти идти от имени «Единой России» и маскировка под самовыдвиженцев. Отсюда откровенные и наглые репрессии против тех, кто пытается скоординировать протестные голоса вокруг самых сильных спойлеров, которых все-таки власти допустят к выборам.


Путин так боится «Умного голосования» и лично Леонида Волкова именно потому, что по результатам выборного цикла 2019 г. народу может стать совсем уж очевидно - у властей настолько нет никакой поддержки, что они проигрывают даже самими же ими назначенным спойлерам. «Умное голосование» - это как раз тот инструмент, который поможет это явно продемонстрировать.


Если кандидаты от «Единой России» даже с применением фальсификаций не могут выиграть выборы у дохлых спойлеров, то какая стратегия остается у властей по удержанию власти? Дальше отступать уже некуда. Остаются уже либо бюллетени с одной фамилией/одной партией для голосования или полная отмена выборов. Или полный КНДР. Совсем уж в Ким Чен Ына Путину превращаться не хочется. Несмотря на регулярное поливание на федеральных каналах «гейропы» и прочих «пиндосий», Путин видит себя не сумасшедшим восточным деспотом, а легитимным лидером, избранным на всеобщих выборах. Окончательно скатиться в лигу таких стран, как Иран и КНДР, не хочется ни ему, ни его элите.

Путин и его чиновники панически боятся проснуться 9 сентября и увидеть, что народ уже хочет видеть у власти кого угодно, лишь бы не «Единую Россию». Любой, самый слабый кандидат, который вообще не вел кампанию, пользуется у народа большей поддержкой, чем кандидат, поддерживаемым Путиным. Иными словами, извечный вопрос «Кто, если не Путин?» постепенно трансформируется в ответ «Хоть кто, лишь бы не Путин». Это и есть их самый страшный сентябрьский кошмар. Именно поэтому Волкова держат за решеткой.






[reposted post]Вот она, мечта. Даслёз, суко.
Ирка
myrra_zet
reposted by slava_mayskiy
Все многочисленные пласты теорий и практик "Как женщине привлечь и удержать мужчину", вкупе с чулочными поясами, свечами, борщами и котлетами с ниибическим грохотом сползли с небытие.



[reposted post]Девять фур с яблоками
Moon2
avla
reposted by slava_mayskiy
they_destroyed_apples

Для меня, выросшего в совковом северном и сером Ленинграде,
яблоки всегда были любимой и самой желанной едой.
Даже сейчас, когда и манго и киви доступны, и более экзотические фрукты есть
типа Carambola aka star fruit (впрочем это плохой пример, они невкусные)
а ананасов вообще дешёвых полно
при всей любви к другим фруктам я всё равно предпочитаю яблоки.
А если яблоки такие как "белый налив" или "слава победителю"
(у меня в Австралии это редкость)
меня один только их запах с ног валит.

И вот я читаю в очередной раз что уничтожено 9 фур яблок, 103 с половиной тонн.

Это как если б пережившему блокаду Ленинграда показали что 103500 кг хлеба уничтожили.

Посылаю тем сволочам которые это придумали и сделали
луч авитаминоза, кровавой цинги с выпадением зубов.

[reposted post]Частно-государственное мошенничество под "Честным знаком"
serpompo2018
reposted by slava_mayskiy

Сколько мошенников еще выдержит наша экономика?

Российское правительство без лишнего шума и публичности ввело новый обязательный платеж, а фактически – налог на воздух. Это плата за обязательную маркировку с производителей и импортёров маркируемых товаров. Для маркировки даже придумали вызывающе-циничное название – "честный знак". 

Размер платы вроде бы не так велик (от 50 копеек для товаров массового спроса до 15-22 рублей за метку для меховых изделий), но поскольку данью будет обложена каждая вещь, то суммарные барыши ожидаются солидные. Только от сигарет в год должно собираться около 6 миллиардов рублей "филателистического сбора". В настоящее время метятся всего несколько товаров, но по мере расширения списка маркируемых товаров сумма поборов достигнет многих десятков, если даже не сотен миллиардов рублей.

Увеличением налогов нас уже трудно удивить. Все смирились с повышением НДС и ростом топливных акцизов, которые все быстрее опустошают наши кошельки. Однако в этой истории обескураживает то, что новый фискальный сбор будет поступать не в государственную казну, а в карманы частных лиц.

Монопольным сборщиком податей назначено ООО "Оператор ЦРПТ". Контору с уставным капиталом 10 тысяч рублей, которая получила на откуп всю экономику страны, назначил на роль частного мытаря без конкурса премьер-министр.

Справка. Учредители ЦРПТ:
50% - USM Holdings Усманова,
25% - Ростех Чемезова
25% - Элвис-Плюс групп А.Галицкого

Высокие государственные чины стали пропагандировать идею обязательной маркировки и активно лоббировать интересы коммерческой структуры. В СМИ систематически размещаются агитационные материалы, в которых факты подменяются вымыслом, а здравый смысл – абсурдом.

Обычно в пользу обязательной маркировки приводят следующий довод: она, мол, позволит бороться с нелегальным оборотом товаров. На самом деле единственным реальным выгодоприобретателем здесь является упомянутое ООО, поскольку именно оно получает гарантированный доход. Все остальные обязаны платить, а обещанные обществу выгоды – это лишь набор красивых и ничем не подтверждённых благопожеланий.

Никто не против борьбы с нелегальным оборотом товаров, однако проблема заключается в том, что обязательная маркировка этому никак не помогает.

Посмотрим на опыт маркировки меховых изделий. Высокие государственные чины периодически рапортуют о небывалых достижениях, многократном росте легального товарооборота и т.д. Однако, по официальной статистике Росстата, после введения обязательной маркировки объем продаж меховых изделий нисколько не увеличился. Не возросли и налоговые поступления. Нет и каких-либо иных достоверных статистических данных, которые свидетельствовали бы об успешности маркировки.

Лоббисты маркировки убеждают, что связанные с ней поборы не увеличат конечную цену товаров. Но еще со времен Ломоносова известно, что ежели где-то прибудет, то в другом месте непременно убудет. В нашем примере солидно прибудет у известного ООО, а деньги возникнут не из пустоты, а из карманов граждан.

Что касается российских предприятий, то для них обязательная маркировка обернётся бессмысленными дополнительными издержками, поскольку потребуется приобретать оборудование для маркировки и связанных с ней процессов. Значительной части малого бизнеса нужно будет закупить новые кассовые аппараты, позволяющие сканировать "честные знаки".

Приближенные к власти люди, замыслившие невиданный доселе эксперимент, видимо, поняли, что в России, помимо нефти и газа, есть недостаточно освоенный ими ресурс для обогащения – средства граждан. И нужно обладать весьма извращённым сознанием, чтобы называть безумную идею с маркировкой развитием цифровой экономики. С нанесением любых самых "честных знаков" не создается никакого полезного продукта, наоборот, это прямой вычет из общественного потребления.



[reposted post]Что с Россией сделали война и революция. Свидетельствует художник Владимиров
aillarionov
reposted by slava_mayskiy
Ивану Алексеевичу Владимирову (1869-1947), художнику-баталисту по призванию и образованию, повезло – в непростое время он смог прожить 78 лет.
Повезло и нам – потому что сохранились его, запечатлевшие это непростое время, работы – в отличие от произведений многих его коллег, а также фото- и кинодокументов.
Его картины и рисунки – это цепкий взгляд выжившего человека на четыре эпохи в истории страны.

Эпохи в жизни страны и творчестве художника Владимирова

Read more...Collapse )

[reposted post]в кольце врагов
familie
buksartis
reposted by slava_mayskiy

...беспокойная бабка в коммуналке. Нет ни здоровья, ни сил. Но это, когда что-то полезное сделать. А соседу в суп плюнуть - всегда пожалуйста. Держит у себя в комнате канистру с бензином. Гордится тем, что соседи боятся, что она их сожжет.
Иногда запирается в своей комнате с такими же полусумасшедшими подругами. Обсуждают как еще подгадить соседям.
Больше всего она ненавидит самого богатого. И так и норовит сделать ему какую-нибудь пакость. Жаль ей, что силы старушечьи подводят. Но сосед уже злится всерьез и грозит заколотить бабкину дверь.
Бабка кричит, что за заколоченной дверью она только крепче станет. Мол и рожи ваши гадские видеть не буду. Но сама очень боится остаться запертой. Знает - никто ее вызволять не станет.
Зато очень уважает бабка соседей за стенкой. Их правда многовато, и часто от них странно пахнет, но бабку это не смущает. И не думает старая, что те давно на ее жилплощадь нацелились.
Разговаривает бабка в основном матом. Курит на кухне и не меньше половины пенсии пропивает. Но считает себя личностью высокодуховной и до кристальности нравственной. А что ее не любят, так она не виновата. Просто она живет в кольце врагов.

(c) Леонид Лялин



[reposted post]R.I.P. Владимир Войнович
avmalgin
avmalgin
reposted by slava_mayskiy


Заочно я познакомился с Войновичем в конце семидесятых, а очно в 1990-м.

Я учился в Польше в университете в годы, предшествовавшие "Солидарности". Там всё бурлило, было очень интересно. Два раза в год я ездил в Москву на каникулы и вёз с собой ящики хороших, изданных в СССР, книг. В Москве все они были дефицитом, а в Варшаве было два специализированных книжных магазина, где ими торговала "Международная книга". А самый-самый дефицит мне припрятывала продавщица под прилавком. Правда, книг Войновича там не продавалось.

Тем не менее я прочитал те две или три книжки, которые у него к тому времени вышли на Западе. По-русски. Всю эту литературу я обнаружил в шикарной библиотеке Польской академии наук, помещавшейся на одном из верхних этажей построенного Сталиным небоскреба в центре Варшавы. Я ходил туда как на работу. Два тома воспоминаний Надежды Яковлевны Мандельштам, "Верный Руслан" Владимова, Василий Аксенов, Варлам Шаламов, Венечка Ерофеев, "Доктор Живаго" и, разумеется, "Чонкин" и "Иванькиада". Ничего более смешного, чем эти две книжки, я никогда не читал. Замечу, что их автор в те годы жил еще в Москве, его пока что не выслали и не лишили гражданства.

Но сначала выслали меня - в обратном направлении, то есть в Москву, накануне Олимпиады. Причин не объясняли, но гораздо позже я выяснил, что одним из поводов было "чтение антисоветской литературы". Про чтение этой литературы знал только один человек, мой коллега на журфаке, так что ломать голову долго не приходилось, кто именно настучал. Сейчас он тоже уже покойник, а сын его один из начальников на ВГТРК. Обойдемся без фамилий.

Потом я четыре года работал в "Литгазете", в литературном отделе, в окружении весьма сведущих людей, и вся история с исключением из Союза писателей и лишением гражданства Войновича, Аксенова, Владимова была еще свежа и обсуждалась в наших кабинетах детально. Наконец, и из "Литгазеты" меня попросили уволиться. Причем к этому моменту у меня скопилось некоторое количество текстов, которые напечатать нигде ну никак не удавалось. Хотя все они были о литературе.

Даже когда наступила перестройка, их не захотели главные редакторы ни "Огонька", ни "Московских новостей". Ни "Недели", куда я пришел после "Литгазеты". Одна статья была о порядках в Союзе писателей и вторая - о советском плагиаторе В.И.Лебедеве-Кумаче. Про Союз писателей я писал, осознанно подражая Войновичу, его памфлетам на эту тему, которые регулярно звучали на "Радио Свобода". Поэтому, когда кто-то из писателей-перестройщиков, отправляясь в Германию, сообщил, что намерен встретиться с Войновичем, я передал с ним обе рукописи. Просто, чтобы тот прочел.

Я никак не ожидал, что уже через пару дней у меня на кухне в Сокольниках зазвонит телефон и я услышу знакомый голос самого Войновича. А надо сказать, что в те годы звонить за границу вы могли только через телефонистку, предварительно заказав разговор, который, конечно же, слушали специальные люди, а вот из-за границы звонки почему-то шли нормально, через телефонный код Москвы. Войнович разговаривал очень осторожно. Оказывается, он читал мои публикации в газетах. С помощью каких-то иносказаний он спросил, не буду ли я возражать, если мои тексты прозвучат на "Свободе". Я ответил, что совершенно не буду возражать. Тогда он еще раз уточнил: понимаю ли я, что могут быть последствия? Может, не стоит объявлять фамилию автора? Я легкомысленно отмахнулся: за псевдонимом скрываться не собираюсь.

Надо сказать, что в тот момент "Свободу" еще глушили, КГБ никуда не делось, и открыто сотрудничать с вражеской радиостанцией в Москве решались не многие. Я помню только Юрия Митюнова и Дмитрия Волчека; Марк Дейч появился в эфире одновременно со мной; Виталий Портников, Михаил Соколов, Анатолий Стреляный пришли годом позже. Это так, для понимания ситуации.

Обе мои статьи прозвучали на "Свободе", каждая в шикарном 50-минутном воскресном формате, их прочитал Юлиан Панич, а режиссер Денис Пекарев мастерски снабдил музыкальным сопровождением. Это были почти что мини-спектакли (у меня, кстати, они записаны на пленку, может выложу как-нибудь). Войновичу очень понравилось и он за кулисами подтолкнул мою радио-карьеру. У меня появился редактор - Сережа Юрьенен, и я стал делать для него сюжеты почти еженедельно, для передачи "Поверх барьеров". Что мне очень понравилось: во-первых, я мог говорить все, что хотел, не оглядываясь на цензуру, а во-вторых, где-то откладывались совершенно фантастические для того времени гонорары. Правда, получить их можно было только лично, то есть за границей. Когда в 1990 году я баллотировался в Моссовет от Сокольников, во время общения с избирателями я обнаружил, что хотя я активно печатался в советских газетах, меня знали главным образом как человека, вещающего на волнах "Свободы". Потому что "Свободу" слушали все. Ее официально прекратили глушить 30 ноября 1988 года.

Не помню, до выборов или после, я поехал в Берлин к моему приятелю Бродовскому (нас вместе выслали из Польши в 1980 году) и там обнаружил, что в связи с объединением двух Германий и двух Берлинов, теоретически могу сесть в поезд и, не пересекая границ, приехать в Мюнхен за своими накопившимися на "Свободе" деньгами. Что и было сделано. Мы настолько не верили с провожавшим меня на вокзале художником Д.Врубелем в успешность авантюры, что жестко напились на Ostbahnhof с какими-то вокзальными бомжами. Тем не менее поезд благополучно довез меня в сидячем вагоне до Мюнхена, где на перроне уже встречали Савик Шустер и Сергей Юрьенен (гость из СССР на "Свободе" в тот момент еще был редкостью, но уже через год они повалили потоком).

Естественно, первое, что я сделал, - позвонил Войновичу. Он позвал к себе. Жили они с семьей за городом. Сначала я ехал на какой-то электричке с пересадкой, он встретил на платформе и дальше вез на машине. Разговаривали мы до глубокой ночи. Выяснилось, что Владимир Николаевич в юности проработал несколько лет на радио под началом моего тестя, он вспомнил даже его кличку, которой за спиной наградили его сотрудники (вместо "Марк Эммануилович" они называли его "Мрак Эммануилович"). Работая на радио, Войнович написал песню о космонавтах "Я верю, друзья, караваны ракет..." Песню процитировал Хрущев, встречая Гагарина, и Войновичу предложили вступить в Союз писателей. Мне очень понравилась жена Войновича Ирина Даниловна, яркий и умный человек. Потом, кстати, я не раз советовался с ней по разным вещам, далеким от литературы, и неизменно получал весьма толковые и тактичные советы. Кроме того, у Ирины Даниловны был безупречный литературный вкус и она обратила мое внимание на нескольких авторов, которых я потом печатал сначала в "Неделе", потом в "Столице". Поговорили еще об экранизациях Чонкина: одна готовилась на Западе, другая - в СССР (собирался снимать Э.Рязанов, но генералы встали на дыбы и проект не состоялся). Я рассказал им о случае, произошедшем за пару месяцев до того.

Дело было летом. Семья у меня сидела на даче, а я скучал в городе. Вдруг раздается звонок от одного моего однокурсника: не против ли я, если он подъедет со своей девушкой (переводчицей с "Мосфильма"). Я сказал, что не против, вышел купил водки у таксиста, а так как закуску в магазинах было купить невозможно (магазины были пусты), приволок с Рижского рынка две тяжелые авоськи с фруктами. Приехали они втроем: был еще с ними какой-то парень-иностранец, актер, к которому как раз эта переводчица была прикреплена и от которого не успела отделаться. Мне его лицо показалось смутно знакомым. "Том Халс" - сказал он, протягивая руку. Господи, да он же играл Моцарта в фильме Милоша Формана "Амадей"! Вот это сюрприз. Оказывается, он как раз снимался в Москве в фильме Андрона Кончаловского "Киномеханик Сталина" (к моменту проката фильм переименовали в "Ближний круг").

Мы замечательно провели несколько часов, пришлось выбегать за второй бутылкой, потом за третьей. Сразу же выяснилось, что Том страшно интересовался Чонкиным. У него при себе была книжка Войновича по-английски, уже довольно зачитанная, целые сцены он знал наизусть. Оказывается, перед отъездом в Москву Том встречался с Форманом, и Форман ему сообщил, что собирается снимать "Чонкина" и предложил ему главную роль.

Забегая вперед, скажу, что у голливудского продюсера Абрахама, купившего права на экранизацию, все-таки с Милошем Форманом что-то не срослось и фильм в конечном итоге поставил другой чешский режиссер Иржи Метцель, и Чонкина у него сыграл российский актер Назаров.

Так что поговорили о кино. Мне показалось, что Войнович не в восторге, что в СССР "Чонкина" будет ставить Рязанов. Он, по его мнению, был слишком легковесным режиссером.

Вскоре мы увиделись еще раз. Это произошло в Вашингтоне. Войнович получил грант от издательства для написания третьей, "американской" части "Чонкина". Издательство сняло ему на год просторную квартиру в районе Френдшип-Хайтс. Ирина Даниловна с дочерью остались в Германии, он жил один, мы с моей женой в его квартире обосновались на пару дней. В один из вечеров он отвез нас к Аксеновым, они были большие друзья, а я с Василием Аксеновым до того момента знаком не был. Аксеновы (особенно Майя) с жадностью расспрашивали меня о московской писательской жизни. Меня удивило то, что, несмотря на все преследования и лишение гражданства, московские квартиры у Аксенова и Войновича Советская власть не забрала. У Аксенова в доме на Котельнической и у Войновича на Аэропорте в их квартирах жили родственники. У Войновича там жил сын от первого брака, уже женатый, и когда Войнович вернулся в Москву, он оставил эту квартиру сыну, а Моссовет дал ему новую квартиру в Архангельском переулке. Увы, потом Владимир Николаевич пережил смерть и сына, и старшей дочери, и Ирины Даниловны. Сын Паша умер несколько месяцев назад.

Кстати, в Вашингтоне Войнович удивил меня тем, что показал на соседнюю жилую башню в этом самом Френдшип Хайтс и сказал, что вот в этом доме проживает его персонаж - кагэбэшник Сергей Сергеевич Иванько! Они случайно столкнулись в магазине. Тот самый Сергей Сергеевич Иванько, который претендовал на квартиру Войновича в писательском доме на "Аэропорте" (что стало основой сюжета "Иванькиады"). Мир тесен, так сказать. Я потом выяснил, что после того, как вышла скандальная "Иванькиада", Сергею Сергеевичу пришлось взять творческий псевдоним, и вышедшая в серии ЖЗЛ книга "Теодор Драйзер", хоть и подписана "Сергей Батурин", на самом деле написана Сергеем Иванько.

Вообще в Америке Войновича издавали много, переводили охотно. Широко известна история, описанная Довлатовым, как однажды он повел Войновича по его просьбе в копировальную мастерскую снять копии с нескольких документов. Работник мастерской вгляделся в Войновича и спросил: "Войнович?" Тот радостно толкнул Довлатова: "Видишь? Меня узнают!" Увы, оказалось, было сказано: "One of each?" ("Каждого по одному?"), на слух похоже на "Woynovich".

Войнович приехал в Москву в конце того же, 1990-го года. Формальным поводом была премьера фильма "Шапка", снятого режиссером Воиновым. Премьера была почему-то на "Горбушке", то есть в ДК им.Горбунова. В августе Горбачев издал указ, которым вернул советское гражданство многим уехавшим диссидентам, и Войнович приехал на премьеру "Шапки" по приглашению перестроечного Союза кинематографистов. В Москве мы, конечно, несколько раз увиделись, я печатал его в журнале "Столица", даже включил в редколлегию.

Когда умерла Ирина Даниловна, Войнович необъяснимо для многих вскоре женился на вдове брежневского пропагандиста-международника Томаса Колесниченко, корреспондента "Правды" в США. Она его и похоронит, потому что больше в России у него никого не осталось.

Сегодня целый день читаю у разных людей, что у Войновича был тяжелый характер. Я бы сформулировал это по-другому: он был упёртый. Несколько раз, публикуя его в "Неделе" и в "Столице", я пытался обратить его внимание на какие-то очевидные ляпы в его текстах. Он и слушать не хотел. А однажды, когда я все-таки что-то поправил, обиделся надолго, на несколько лет.

Многие вспоминают историю с Солженицыным. Дело в том, что когда Войнович приехал в эмиграцию, он рассчитывал первым делом объехать издательства и получить с них гонорары за все многочисленные издания его книг, которые там вышли. И если англоязычные издательства что-то выплатили, то с русскими оказалось всё не так просто. Юлили, врали, отводили глаза. Юрист, которому Войнович в свое время поручил какие-то гонорары аккумулировать у себя, тоже ушел в несознанку. Особенно хорошо нажился на Войновиче Никита Струве: его издательство YMCA-Press не только выпустило огромным тиражом "Чонкина", но и бойко торговало правами на переводы. Владимир Николаевич сгоряча заявил Струве, что подаст на него в суд. Дальнейшее приведем со слов самого Войновича:

"...И вдруг звонит мне в Германию Юрий Штейн. Который считается родственником Солженицына, поскольку его жена Вероника Туркина приходится бывшей жене Солженицына Наталье Решетовской двоюродной сестрой.
- Слушай, я тут был у Исаича в Вермонте, а к нему как раз приехал Струве и жаловался на тебя, что ты собираешься подать на него в суд. Так вот Исаич просил меня передать тебе его мнение. Он мне его продиктовал и хочет, чтобы ты его записал. У тебя карандаш и бумага есть? Записывай.
Я сказал: "записываю", хотя делать этого не собирался. О чем потом пожалел. Все-таки документ следовало бы сохранить в подлинном виде. Но я не записал и воспроизвожу по памяти. Послание никакого обращения не содержало. Ни имени-отчества, ни просто имени и уж, конечно, принятого эпитета вроде "дорогой" или "уважаемый", а начиналось прямо со слова "стыдно". "Стыдно русскому писателю судиться с издателем из-за гонораров". И что-то еще в этом духе, кратко, грубо и выразительно...
- А у тебя есть бумага и карандаш? - спросил я вкрадчиво Штейна.
- Есть! - отозвался он по-военному.
- Тогда запиши мой ответ. Приготовился?
- Приготовился.
- Пиши...
Мой ответ был тоже кратким и очень невежливым. Меня потом некоторые люди спрашивали, как же это я посмел? А вот так и посмел.


Если не ошибаюсь, ответ Войновича Солженицыну был таким: "Иди на хуй!" Если я в каком-то слове тут ошибся, литературоведы меня поправят.

Потом вышла книга В.Войновича "Москва 2042" и все, конечно, узнали в Сим Симыче Карнавалове Солженицына. В диссидентских кругах, еще вчера вполне дружественных, на Войновича обрушился просто вал критики. Даже такие умные люди, как мать и дочь Чуковские, обвинили его в том, что он написал "Москву 2042" специально, чтобы отомстить за "Стыдно русскому писателю..."

Ситуация, кстати, мне очень знакомая. Когда вышла моя книжка "Советник президента", в либеральных изданиях (они тогда еще существовали) стали появляться публикации, где сообщалось, что единственная причина, по которой я взялся за перо, были какие-то материальные разногласия с изображенным в книге писателем Приставкиным.

Сейчас, по прошествии лет, мы видим, насколько прозорлив оказался Войнович, описывая в своей антиутопии российское общество будущего. И "отец Звездоний" - это же вылитый патриарх Кирилл, просто до мельчайших деталей сходство. А правитель России, участник Августовской революции, герой Бурят-Монгольской войны, Гениалиссимус, бывший генерал КГБ, свободно говорящий по-немецки, - Лешка Букашев! Понятно, кто это?

Войновичу вдогонку даже пришлось целую книгу писать, объясняя свое отношение к Солженицыну и что нельзя искать у персонажа литературного произведения стопроцентный прототип. Кстати, в этой книге он пишет, что американская организация "Интернейшнл Литерари Сентер", созданная специально для закупки и распространения книг, запрещенных в Советском Союзе, отказалась распространять "Москву 2042", потому что в ней - пародия на Солженицына. Однако я был в Нью-Йорке на складе этого "Интернейшнл Литерари Сентер", и мне "Москву 2042" собственноручно выдала работавшая там жена упомянутого выше Юрия Штейна. Издательство "Ардис".

Осмелюсь утверждать, что принципиальность у Войновича развилась после того, как на него наехала Советская власть. Он был до мозга костей шестидесятником, а значит при всем стремлении к свободе, справедливости, правде - допускал свое существование внутри системы и по правилам системы. Первые повести Войновича, как и Аксенова, - бодрый соцреализм. "Возьмемся за руки друзья..." А в 1972 году Войнович издал в серии "Пламенные революционеры" роман о Вере Фигнер, террористке, участнице двух покушений на Александра II. Она там у него весьма положительный персонаж. При этом "Чонкин" уже был написан, что характерно.

Советская власть сама своими руками лепила антисоветчиков. Чем больше она наезжала на писателей, художников, театральных деятелей, тем более они ее ненавидели. Лучшие публицистические страницы Войновича написаны как ответ на очередную обиду, нанесенную ему Советской властью. При этом обида наносилась грубо и неталантливо, а ответ всякий раз был талантлив и сокрушителен.

В 1987 году Владимир Войнович опубликовал эссе "Борьба лысых и волосатых", в котором установил закономерность в смене правителей в СССР: лысый Ленин - волосатый Сталин - лысый Хрущев - волосатый Брежнев - лысый Андропов - волосатый Черненко - лысый Горбачев". Жизнь сама продолжила эту закономерность, как будто Войнович открыл некий важный закон исторического развития: "Волосатый Ельцин - лысый Путин - волосатый Медведев - лысый Путин..." А вот что там дальше будет, Владимиру Николаевичу уже не суждено узнать.

Текст доступен по лицензии CC BY-SA 4.0